Гигантские символы победы Америки

Гигантским символом победы пригорода над городом в Америке стал Лос-Анджелес – 7 миллионов людей, 4 миллиона автомашин на громадной территории, рассеченной бетонными лентами «фривеев», скоростных автомагистралей. Центростремительные силы, рождавшие ту концентрацию людей и средств производства, которую мы называем городом, здесь иссякли, сменились силами центробежными, породившими бесформенность, распад городской структуры.

Основной признак пригородного образа жизни – вынужденная мобильность людей, селящихся в отдалении от места работы, торговых центров, учебных заведений, очагов культуры, развлекательных учреждений. Жизнь, всецело за¬висящая от автомобиля и ориентированная на него в степени, еще большей, чем в обычном пригороде, характерна для Лос-Анджелеса. Отсутствие собственной автомашины практически обрекает человека на безработицу – системы общественного транспорта Лос-Анджелес не имеет.

 

Безмашинные негры, населяющие район Уоттс, который в 1965 году стал очагом стихийного бунта, именно поэтому обречены на беспросветную нужду в своем гетто. «Чрезмерная зависимость от машин создает… психологический климат, в котором люди отдаляются друг от друга не только физически, но и психически, каждый помещен в свой металлический микромир». Почти 70% территории Лос-Анджелеса служат автомобилю – заняты дорогами, стоянками, гаражами, станциями обслуживания.

 

Здесь можно не покидая автомобиля, пользоваться услугами банка или ресторана, смотреть фильмы в кинотеатрах, куда не входят, а въезжают, есть даже автоцеркви и автокладбища. Бетонная лента автомагистрали – символ этого антигорода, главный элемент его «имиджа». Тенденция, породившая «город при дороге», в котором стерлись различия и границы между городом и бесформенно рассредоточенным одноэтажным пригородом, воздействует на все американские города.

 

Многие в сегодняшнем Лос-Анджелесе видят модель их общего будущего.
Попытки внести упорядоченность в хаотический процесс разрастания массивов пригородной застройки в последние годы приняли форму строительства новых городов. Идея эта долго не прививалась в Америке из-за сопротивления «свободного предпринимательства» любым формам планирования и, в конечном счете, получила воплощение в рамках частной инициативы. Особенности ее реализации зависят от прочно укоренившейся в сознании американцев модели пригородного образа жизни, с ее ориентацией на индивидуальный автомобиль и низкой плотностью расселения.

 

Новые города Америки не связываются столь непосредственно, как европейские новые города, с занятостью в промышленном производстве. Среди них можно выделить города, ориентированные на досуг, где селятся люди, работающие вне их черты; города, ориентированные на потребление, разрастающиеся вокруг гигантских торговых центров; города «белых воротничков», связанные с комплексами научно-исследовательских учреждений или крупными университетами.

 

Специфической американской разновидностью стали города развлечений, выросшие при развлекательных парках или игорных домах, через которые протекают громадные потоки временных обитателей. Все они возникли как результат одного процесса. Средний класс покидал города в поисках нового об¬раза жизни; розничная торговля следовала за своими потребителями, создавая внегородские торговые центры.

 

По мере роста пригородные центры привлекали в свое соседство офисы, мотели, развлекательные учреждения. Хаотическое развитие таких конгломератов застройки обесценивало прилегающие земли и рождало самые неожиданные конфликты. Чтобы избежать этого, собственники центров стали скупать близлежащие участки и, кооперируясь с предпринимателями, строившими жилье, вносить в застройку хотя бы ту меру порядка, которой требовали интересы спекуляции.

Leave a Reply

*